Мои публикации

о присутствии в раннехристианской доктрине учения о перевоплощении, малоисследованных эпизодах новозаветных повествований, отрывки из книги «Ошибка дона Хуана»

Вечный свет Воскресения. Раннехристианские св...


Все публикации → СтатьиСтатьи    Главы из книги "Ошибка дона Хуана"    
  Вечный свет Воскресения. Раннехристианские свидетельства о плащанице

Основой христианства является воскресение Иисуса Христа. «Если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мёртвых, то спасёшься…» ( Рим 10:9). «Бог воскресил Господа, воскресит и нас…» (1 Кор 6:14).

Однако до сравнительно недавнего времени воскресение Иисуса являлось для христиан только предметом веры, не требующим каких-либо особых доказательств. Для верующих воскресение Христа подтверждалось их религиозным опытом, чудесами и мистическими откровениями, а не некими «объективными фактами». Даже учёные, исповедовавшие христианство, считали, что воскресение Сына Божьего есть явление сверхъестественного порядка, и поэтому принципиально недоказуемо наукой.

Однако в 1898 году произошло чудо. На негативе фотографии Плащаницы - полотна, в которое, как утверждала католическая Церковь, завернули тело казнённого Иисуса, проступило изображение человека. После этого сенсационного открытия проводились десятки научных исследований Плащаницы, чтобы установить, каким образом возникло на ткани это изображение.

Результаты исследований Туринской Плащаницы были не менее потрясающими, чем само изображение. Было установлено, что все раны на теле человека, который был завернут в Плащаницу, полностью соответствуют евангельским описаниям пыток и казни Иисуса Христа. Изображение тела полностью, до мельчайших подробностей, соответствует человеческой анатомии. Такого точного изображения тела не возможно найти ни у одного живописца. Также никто из художников никогда не делал изображений подобных негативу фотоплёнки, где светлые места для человеческого зрения места оказываются тёмными, а тёмные – светлыми. Наконец, это изображение было полностью трёхмерным и не содержало ни одного, хотя бы малейшего, следа рисования или гравировки.

Ткань изготовлена на Ближнем Востоке особым способом, применявшимся в начале I тыс. н. э., и утраченным уже через несколько столетий. В волокнах погребального полотна сохранилась пыльца растений, произрастающих только на территории Палестины.

Но самое главное: изображение возникло без использования каких-либо красящих веществ, а под воздействием излучения неизвестной природы. Это излучение было мгновенным: вспышка опалила только поверхностный слой ткани толщиной около 10 микрон. Разные участки Плащаницы опалены с разной интенсивностью, в точном соответствии с тем, как ткань прилегала к мертвому телу. Разница в глубине слоя опаленной ткани и образовала изображение.

Вспышка возникла из-за мгновенного выброса энергии неизвестной природы. Даже сейчас, используя самые современные технические средства, совершенно невозможно воспроизвести излучение такого спектра, которое образовало изображение на ткани. Тем более потрясающе, что вспышка энергии исходила от… мёртвого тела!

Кроме того, исследования показали, что в местах контакта ткани с запекшейся кровью нет никаких следов разрыва. Такое могло произойти, если тело завернутого в Плащаницу человека мгновенно исчезло!


Практически все учёные, участвовавшие в исследованиях Плащаницы, пришли к единственному выводу: изображение возникло сверхъестественным образом. Кто-то был распят в Палестине в начале I тыс. н. э., но затем его мёртвое тело стало вспышкой света и исчезло. Таким образом, тексты Нового Завета, католическое предание и результаты научных исследований свидетельствуют об одном – реликвия, многие столетия почитавшаяся как погребальная ткань Иисуса, является подлинной Плащаницей.

Человечество получило убедительное доказательство реальности воскресения Иисуса Христа - свидетельствуют результаты всех экспертиз. Всех, кроме одной - датирования методом радиоуглеродного анализа. Проведённое в 1988 году радиоуглеродное датирование показало, что возраст погребального полотна – примерно 600 лет. Сразу же многие средства массовой информации поспешили сообщить, что Плащаница - поддельная реликвия, созданная в Средние века.

Но данные радиоуглеродного анализа оказались в непримиримом противоречии с результатами остальных исследований. Совершенно необъяснимо, зачем в XIV веке создали изображение, подобное негативу фотографии? Ведь тогда эффекта негативного изображения не тогда знали вообще. Как добились вспышки излучения, которое и сейчас невозможно получить с помощью самых современных технических средств? Каким образом мёртвое тело было отделено от ткани без всякого повреждения последней?1 Откуда взята уникальная ткань, изготовленная в Палестине более чем за 1000 лет до «подделки»? И так далее…

Вскоре после «разоблачения» Плащаницы была проведена проверка самого радиоуглеродного анализа. В 38 лабораторий были посланы контрольные образцы, чей возраст был точно известен, и правильно датировать их смогли лишь семь лабораторий. Такая огромная погрешность оказалась для радиоуглеродного анализа частым явлением. Когда стали проверять достоверность этого метода, то выяснилось, что, например, одна из трёх лабораторий, участвовавшая в датировке Плащаницы, отнесла рог викингов (VIII - IX вв.) к 2006 г. н. э. В другой лаборатории, определяя дату изготовления древнеегипетской ткани, ошиблись на тысячелетие.


Эти данные практически аннулирует достоверность результатов радиоуглеродного анализа Плащаницы. Ведь эта погребальная ткань за свою историю многократно подвергалась различным воздействиям, которые неизбежно исказили первичный уровень содержания изотопов углерода. Средневековые монахи, хранившие ткань, часами вываривали её в кипятке, чтобы доказать нерукотворность изображения. Плащаница пережила два сильных пожара - её буквально вытаскивали из огня, и края полотна при этом сильно обгорели. (Именно с самого обгоревшего и загрязненного участка ткани были взяты образцы для анализа). Наконец, само воздействие энергии неизвестной природы, могло «омолодить» ткань.

Итак, результаты исследований Туринской Плащаницы свидетельствуют о том, что она является тем самым погребальным полотном, в которое завернули тело казнённого Иисуса. В какой-то момент произошла вспышка сверхъестественной энергии и тело, преобразившись в свет, исчезло.

Но тогда возникает вопрос: почему об этой вспышке ничего не было известно самим христианам? Ведь ученики Мессии первыми обнаружили погребальные пелены (Ин 20:5), и должны были заметить оставшееся на них изображение. Почему об этом изображении ничего не сообщается в Новом Завете и других раннехристианских текстах? Если Спаситель воскрес, то апостолы обязательно узнали бы у Него, как произошло воскресение. Но современная Церковь ничего не сообщает своей пастве о вспышке божественной энергии, хотя в евангелиях есть описания сверхъестественного света Преображения. Кажется, что данные исследований учёных не имеют подтверждения в самой христианской традиции.

Но если внимательно исследовать раннехристианскую традицию, то в ней можно найти свидетельства об образе на Плащанице, и даже о вспышке при воскресении. О том, что первым поколениям христиан было известно нерукотворном образе Спасителя на погребальных пеленах, сообщает священник Глеб Каледа в своей книге Плащаница Господа нашего Иисуса Христа: «В древней мозарабской литургии, восходящей, по преданию, к святому апостолу Иакову, брату Господню, говорится: «Пётр и Иоанн поспешили вместе ко гробу и увидели на пеленах ясные следы, оставленные Тем, Кто умер и воскрес». (Цит. по: Каледа Г. Плащаница Господа нашего Иисуса Христа... С.10). Отсюда однозначно следует, что после воскресения Иисуса на погребальной ткани возникло изображение, и его видели апостолы.

Исследователи истории Плащаницы считают, что косвенным свидетельством о том, что изображение на Плащанице было известно первым христианам, является само почитание образа Спасителя. Первый образ, послуживший основой для всех дальнейших иконописных изображений лика Христа, принято называть Спасом Нерукотворным. Само определение «нерукотворный» указывает, что некий первообраз икон возник сверхъестественным способом. Правда, в предании о возникновении Спаса Нерукотворного ничего не говорится о вспышке энергии. Вместо этого легенда сообщает, что Иисус вытер пот с лица платком, на котором тут же возникло изображение. Этот нерукотворный образ Спасителя и стал прототипом для последующих икон.

Интересно, что предание о платке, сохранившем нерукотворный образ Христа, частично соответствует результатам исследований Плащаницы. Учёные установили, что долгое время погребальные пелены хранили, свернув в несколько раз, так, чтобы было видно только лицо Иисуса, а не изображение Его обнаженного тела. Очевидно, что легенду о плате создали христиане, видевшие лик Спасителя на свёрнутой погребальной ткани. Они видели, что лик отображён на материи нерукотворным, сверхъестественным способом, и попытались объяснить для себя и других верующих, как такое могло произойти.

Я могу предположить, что свидетельство об изображении на погребальных пеленах образа Христа содержалось в Евангелии от евреев, одном из самых первых христианских текстов, возникшем во второй половине I в. н. э. «И когда Господь отдал пелены слуге жреца, Он пошёл к Иакову и явился ему. Ибо Иаков поклялся, что не будет есть хлеб с того часа, как Он выпил чашу Господа, до тех пор, пока не увидит Его восставшим». (Цит. по: Апокрифы древних христиан. М.,1989, С.68). Зачем Христос отдал погребальную ткань слуге иудейского священника? Очевидно, как доказательство Своего воскресения, которое Он неоднократно предсказывал. В таком случае, погребальные пелены Иисуса должны были нести на себе какие-то неуничтожимые следы, свидетельствующие о чуде. Эти следы могли быть только изображением, возникшим явно сверхъестественным образом.

Сообщение Евангелия от евреев о Плащанице, как возможном доказательстве воскресения, перекликается, по моему мнению, с каноническим текстом Деяний апостолов: «…Явил Себя живым по страдании Своём со многими верными доказательствами» (1:4). Возможно здесь под одним из «верных доказательств» понимается именно Плащаница.

Итак, в раннехристианской традиции присутствуют свидетельства об изображении на погребальных пеленах. Однако принято считать, что в текстах Нового Завета отсутствуют сведения вспышке энергии, оставившей это изображение. Такое «умолчание» порождало недоумение: если во время воскресения Христа действительно была вспышка, то где её описание в главных раннехристианских текстах?

Но свидетельство о вспышке сверхъестественной энергии есть в Новом Завете! Оно содержится в Евангелии от Матфея.2 Автор этого текста описывает воскресение весьма отлично от других евангелистов. Согласно всем евангелиям, женщины-ученицы3 приходят к гробнице и видят отваленный камень. Пройдя внутрь, они встречают ангела, который сообщает, что Христос воскрес. Далее, согласно Лк, Ин и Мк, женщины спешат сообщить апостолам. Но согласно автору Евангелия от Матфея, перед тем, как сообщить ученикам Христа о воскресении их Учителя, Мария Магдалина и «другая Мария» стали свидетелями чуда. «И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нём; вид был его как молния, и одежда его бела как снег. Устрашившись его, стерегущие пришли в трепет, и стали как мёртвые. Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал…» (Мф. 28:2-5).

Этот эпизод в Мф с ангелом, отваливающим камень, серьёзно противоречит другим евангелиям Нового Завета. В Мк, Лк и Ин сказано, что, когда женщины пришли к гробнице Иисуса, камень, закрывавший вход, был уже отвален (Мк 6:4, Лк 24:2 и 20:1), а ангел находился внутри гробницы. Соответственно, как камень отвалился от входа, и был ли при этом ангел, жёны-мироносицы видеть не могли. Согласно же Мф, женщины почувствовали толчок землетрясения, увидели, как ангел «приступил» и освободил вход, и как затрепетала при этом от страха стражники.

Также в Мф, в отличие от Мк, Лк и Ин, сообщается, что помимо женщин свидетелями вести ангела о воскресении Христа была стража, выставленная иудейскими старейшинами (27:65-66). Мы видим серьёзные расхождения с остальными евангелиями. Как это объяснить? Данный фрагмент Мф недостоверен, или в нём содержится информация из особого предания, неизвестного авторам других евангелий?

Рассмотрим подробнее описанное в Мф явление ангела. Весьма вероятно, что стража у гробницы Иисуса действительно была поставлена. Руководство иудеев знало, что казнённый «богохульник» обещал воскреснуть, и опасалось, что ученики для доказательства этого выкрадут тело своего Учителя (См. Мф 27:62-63).

Если стража была выставлена, что же произошло дальше? Три евангелия (Мк, Лк и Ин), разнящиеся во многих деталях при описании воскресения, здесь согласованно сообщают, что женщины, пришедшие к гробнице Иисуса, увидели её открытой, и стражи не было. Значит, у гробницы произошло что-то настолько чрезвычайное, что заставило стражников нарушить приказ и бросить свой пост. Причину отсутствия стражи можно установить только из слов Мф: «стерегущие пришли в трепет, и стали как мёртвые» (28:4). Значит, «ангел» до ужаса напугал их. Неудивительно, что стражники бросили пост.

Но Мф противоречит остальным евангелиям, которые сообщают, что ангел – вестник воскресения, был внутри гробницы. Женщины испугались, только войдя в гробницу и увидев ангела внутри её, а не снаружи. Значит, было два ангела? Опять возникает противоречие.

Но оно быстро разрешается, если предположить следующее. Рассматриваемый нами фрагмент Мф совместил в себе два описания события. Одно было сделано женщинами, пришедшими к гробнице, и увидевшими внутри неё ангела. Другое описание дали стражники, которые находились в момент воскресения снаружи гробницы. Они увидели некое сияние, вспышку. Вспышка произошла внутри гробницы (это нам показывает Плащаница), но её, очевидно, было видно и сквозь камень. Действие божественной энергии в буквальном смысле потрясло гробницу и окружающее пространство – одновременно со вспышкой «сделалось великое землетрясение». Сильный толчок отвалил камень, закрывавший вход, и это дало повод ученикам зайти в гробницу. Вряд ли бы они стали, даже ради проверки пророчества, нарушать покой усопшего Учителя и вскрывать печать, поставленную первосвященниками (см. Мф 27:66).

Стражники, поверженные в ужас увиденным, бросились бежать к своему начальству, которому и рассказали о происшедшем. Сейчас энергию, опалившую Плащаницу, учёные сравнивают с лазерным излучением, ядерной реакцией и т. п. Воины же, рассказывая «обо всём бывшем», смогли сравнить вспышку только с чем-то знакомым из своего жизненного опыта, то есть с молнией.

Свидетельство перепуганных стражников должно было произвести на старейшин глубокое впечатление. Очевидно, что некоторые из религиозных руководителей иудеев в тайне сочувственно относились к Иисусу (например, нам известно о члене Синедриона Никодиме, скрытом стороннике Христа), и, вероятно, кто-нибудь из них в дальнейшем стал христианином. От них, а возможно, и от самих стражников, свидетельство о вспышке вошло в устное повествование о воскресении Христа. Это повествование не зависит от «апостольской традиции», в которой сообщается только о женщинах, обнаруживших пустую гробницу.

Сами стражники были свидетелями именно вспышки энергии, а не явления ангела. Это следует, во-первых, из единодушного свидетельства трёх евангелий (Мк, Лк и Ин): ангел явился внутри пустой гробницы, и когда его увидели женщины, стражи уже не было.

Во-вторых, Мф сообщает, что речь ангела обращена только к женщинам (28:5). Отсюда можно сделать вывод: автору евангелия ничего не было известно о том, что услышала стража. Это неудивительно: ведь разговаривать со стражниками было некому. Можно предположить, что в момент вспышки они могли услышать какой-то громкий звук, возможно, похожий на раскат грома (см., например, Ин. 12:29). В-третьих, если женщины видели, как отвалился камень, сообщение ангела: «Его нет здесь, Он воскрес…», не имеет смысла. Только если женщины пришли к уже открытой гробнице и могли подумать, что тело похищено, потребовалось пояснение ангела, что же произошло на самом деле.

Наконец, в-четвёртых, стражники, как и все евреи, ожидавшие прихода Мессии, увидев ангела Господня и услышав от него о воскресении ожидаемого Помазанника, вряд ли, даже за очень большие деньги, стали бы лжесвидетельствовать. Мф же сообщает, что старейшины легко уговорили стражников солгать: «…Скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали… Они (стражники – А. Л.), взяв деньги, поступили, как научены были…» (28:13-15). Лгать за деньги могли люди, пусть напуганные до ужаса сверхъестественным явлением, но всё же не осознающие, что произошло на их глазах. Соответственно, никакого ангела они не видели, а видели мгновенную, как молния, вспышку ослепительно белого света.
Почему же в Мф говорится об ангеле? Тогда словом «ангел» обозначали любое сверхъестественное, чудесное действие благой силы. Например, когда на обращение Христа ответил Его Небесный Отец, «…народ стоявший и слышавший то, говорил: это гром. А другие говорили: Ангел говорил Ему» (Ин. 12:29). Иудеи считали, что воскресение – это восстание человека к жизни в своём физическом теле, а не преображение его в особое духовное состояние. Поэтому люди, слышавшие от стражников о вспышке божественной энергии, не связали её с Самим погребённым Иисусом, а посчитали явлением ангела.

Кроме того, очевидно, что автор Мф был знаком с двумя традициями, описывавшими воскресение. Так сказать «внутренняя традиция» - от апостолов, была изложена в Евангелии от Марка, одном из источников Мф. «внешней традицией» – от стражников В ней сообщается об ангеле, присутствовавшем внутри пустой гробницы. Вероятно, автор Мф попытался для себя разрешить противоречие двух преданий, и решил, что речь в ней идёт об одном и том же ангеле. совместил двух ангелов, в один образ. Так свидетельство о вспышке энергии оказалось практически поглощённым другим преданием.

Интересно, что при этом сама Плащаница подтверждает честность автора Мф. Ведь, согласно евангелию, когда камень откатился от входа, тела в гробнице уже не было. И то же утверждают учёные, исследовавшие погребальное полотно – тело Иисуса вспыхнуло и исчезло. Если бы автор Мф захотел выдумать описание воскресения, то добавил бы каких-нибудь потрясающих воображение чудес. Для основной массы верующих более правдоподобным показалось бы повествование, где Христос выходит из гробницы, демонстрируя при этом различные чудеса, и затем взлетает на небо.4 В Мф же евангелист сообщает только об отсутствии тела в гробнице, не боясь дать тем самым повод для сомнений в истинности воскресения Иисуса.

Но автор Мф – не единственный евангелист, сообщивший о вспышке при воскресении. В Евангелии от Луки Сам Христос говорит, что при воскресении была вспышка. «Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем!… Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?». (24:25-26). Греческое слово доксо, здесь переведённое как «слава», переводится также как «сияние, блеск». (Например, в 2 Кор 3:7 «…сыны Израилевы не могли смотреть на лицо Моисеево по причине славы лица его преходящей…»). Если «славу» понимать как известность, то у Христа она была и до казни: на Его проповеди сбегалось «множество народа» (см. Мк. 5:21, 24 и др.). Даже если понимать под славой последующее распространение христианства, то всё равно такой перевод не удовлетворителен: Христос только что воскрес, и об этом знали лишь ближайшие сподвижники, а «надлежало войти» - в прошедшем времени, событие уж произошло. Он уже «прославился», сразу после крёстных страданий и смерти.

Все эти противоречия снимаются, если слово доксо перевести в его основном значении – как сияние. Спаситель сказал ученикам, что через физическую смерть Он пришёл к воскресению, вспышка божественной энергии преобразила Его тело и проявила в истинном состоянии – как вечный Свет.

Но автор Мф – не единственный евангелист, сообщивший о вспышке при воскресении. В Евангелии от Луки Сам Христос говорит, что при воскресении была вспышка. «Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем!… Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?». (24:25-26). Греческое слово доксо, здесь переведённое как «слава», переводится также как «сияние, блеск». (Например, в 2 Кор 3:7 «…сыны Израилевы не могли смотреть на лицо Моисеево по причине славы лица его преходящей…»). Если «славу» понимать как известность, то у Христа она была и до казни: на Его проповеди сбегалось «множество народа» (см. Мк. 5:21, 24 и др.). Даже если понимать под славой последующее распространение христианства, то всё равно такой перевод не удовлетворителен: Христос только что воскрес, и об этом знали лишь ближайшие сподвижники, а «надлежало войти» - в прошедшем времени, событие уж произошло. Он уже «прославился», сразу после крёстных страданий и смерти.

Все эти противоречия снимаются, если слово доксо перевести в его основном значении – как сияние. Спаситель сказал ученикам, что через физическую смерть Он пришёл к воскресению, вспышка божественной энергии преобразила Его тело и проявила в истинном состоянии – как вечный Свет.

Вдвойне примечательно, что в раннехристианской традиции долгое время сохранялось прямое – без аллегорического описания в виде сияющего ангела, как это сделано в Мф, знание о вспышке в момент воскресения. Его мы встречаем у Ефрема Сирина (IV в. н. э.), в его комментарии на Диатессарон – евангелие, «объединённое» из четырёх канонических. Вот что он сообщает о моменте воскресения: «Потом же Божество явило себя и умерщвлённому, чтобы он не был оставлен (в гробнице – А. Л.), и убийцам, так как они не могли выполнить своего дела, то есть охранить гроб и удержать в нём умершего». (Творения Т. 8. М., 1995, С. 317). Как Божество могло явить Себя стражникам – представителям «убийц», так, чтобы они не могли больше охранять гроб? В виде какого-то сверхъестественного проявления. При этом Ефрем Сирин сообщает, что охранники увидели именно Божество, а не ангела. Очевидно, что до сирийского апологета дошло знание, что видение, напугавшее охранников, было проявление Самого Бога. А откуда Ефрем мог это узнать, ведь в Мф – каноническом евангелии, сообщается об ангеле? Только из особой устной традиции, идущей от Самого Христа.

То, что проявлением Бога в момент воскресения было сияние, Ефрем Сирин в том же комментарии на Диатессарон. «Одежду, коей обвит был во гробе, оставил там, дабы человек вступил в рай без одежды… Или для того оставил там одежду, чтобы означить таинство воскресения мёртвых, потому как Он воскрес в славе Своей, а не в одеждах Своих, так и мы должны воскреснуть делами своими». (Святой Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие. Творения. Том 8. С. 332). Как уже сказано, «воскрес в славе» означает не известность, а сияние энергии, и в этой фразе отца Церкви именно такое значение является верным. Воскрес «в известности» – просто нелепо. Ефрем также сообщает, что при воскресении Иисус «оставил одежду». А мы знаем, что на Плащанице после вспышки энергии осталось изображение обнажённого тела. Возможно, слова Ефрема Сирина, что Христос не в одеждах, вызваны знанием об этом изображении.

О вспышке при воскресении сообщают и другие тексты Нового Завета. Вот что пишет апостол Павел в Послании к Римлянам: «Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (6:4). Понятно, что под «славой Отца» понимается не известность или знаменитость Бога. Апостол говорит о духовной энергии Всевышнего, проявившейся при воскресении как вспышка сверхъестественного света. О преображении тела Христа в божественный свет Павел сообщает в Послании к Филлипийцам: «…Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (3:21).

В том же послании «апостол языков» говорит о том, что в момент воскресения действовала сверхъестественная энергия. «Да и всё почитаю тщетою ради превосходства познания Иисуса Христа... чтобы… познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мёртвых» (Фил. 3:10-11).

Очевидно, о «славе» как свете воскресения говорит и апостол Пётр в своём Первом послании (1:21). «…Уверовавших чрез Него (Христа – А. Л.) в Бога, Который воскресил Его из мёртвых и дал Ему славу…». Повторимся: «слава» здесь означает не известность, а особое сияние. Апостол говорит о нём сразу после сообщения о воскресении Христа. Об этом Павел сообщает в

Слово «сила» (по-гречески дюнамис) в новозаветных текстах часто обозначает духовную энергию, особое действие Бога в мире. Например, в Евангелии от Марка, Христос говорит о Своём Преображении: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (9:1). Как известно, в момент Преображения апостолы увидели силу Бога как необыкновенное сияние.

Можно предположить, что Плащаницу тайно показывали в первые десятилетия христианской проповеди, и её видел апостол Павел. В Послании к Галатам он пишет: «О немысленные Галаты! Кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?» (3:1). Церковный историк комментирует это высказывание так: «…Апостол Павел употребляет в послании… выражение такого рода, что речь идёт как будто об изображении кистью на картине или о художественном образе, действующем на зрение». (Голубцов А. П. Из чтений по церковной археологии и литургике. М., 1995, С. 173). Согласно точному переводу с греческого слов апостола, галаты именно увидели изображение, а не услышали некие словесные описания Христа. Также выражение «как бы у вас распятый» указывает на то, что на этом изображении Иисус был распят, или имел раны от распятия, что видно на Плащанице. Нерукотворный лик Спасителя на Его погребальных пеленах вполне мог быть доказательством, используемым для «покорения истине», что мы узнаем и из Евангелия от евреев.

О вспышке при воскресении Христа свидетельствует и гностическая традиция христианства. Климент Александрийский, приводя в Извлечениях из Теодота выдержки из учений гностиков, пишет: «Когда тело умерло и смерть овладела им, Спаситель, метнув молнию огромной силы, уничтожил смерть и воскресил мёртвое тело...» (61, 7 Перевод Е. В. Афонасина, рукопись). О таком же учении гностиков свидетельствует и «обличитель ересей» Ириней Лионский: «Христос не забыл Своего Иисуса, но свыше послал в Него силу, воскресившую Его в теле, которое они называют душевным и духовным телом…» (Против ересей. 1. 30. 13.).
Гностики знали, что после смерти тело Иисуса было воскрешено вспышкой божественной энергии. Свет этой энергии здесь сравнивается с молнией, как и в Евангелии от Матфея (Мф. 28:2-3). Но у гностиков воскресение описывается как бы «изнутри»: сообщается, что вспышка произошла после окончательной смерти тела, и что её энергия не имеет земных аналогов – «огромной силы».

Кажется, здесь можно возразить: согласно данным экспертиз, тело не воскресло, а просто исчезло. Да, но под воскресением тела здесь не понимается возобновление её биологической жизни: после вспышки исчезли его «физические параметры», само же оно перешло в другое состояние - стало духовным, что известно и из канонических евангелий.

Другое возможное возражение: Христос, согласно евангелиям, умер на кресте. Гностики же учили, что «тело умерло, и смерть овладела им» уже в гробнице. Получается, с креста Иисуса сняли ещё живым? Нелепость.
Но здесь говорится именно о смерти тела – «когда тело умерло». Что это значит? Конечно, под смертью мы понимаем прекращение земного существования человека, что происходит в момент расставания души с телом. Однако процесс умирания самого тела продолжается довольно долго, и слова гностиков удивительно соответствуют данным научных экспертиз. Вот что пишет Глеб Каледа, священник Русской православной Церкви и, одновременно, учёный - доктор геолого-минералогических наук: «Судебные эксперты-медики пришли к выводу, что менее чем за 40 часов посмертный процесс прекратился, в ином случае сохранность пятен крови, лимфы и т. д. была бы существенно иной: к сороковому часу соприкосновения все отпечатки расплылись бы до неузнаваемости». (Каледа Г. Плащаница Господа нашего Иисуса Христа. 1997, М., С. 19). Воскресение произошло, когда завершился процесс умирания, который длился около 40 часов, во время которого, тело, как принято говорить, «остывало». Лишь когда плоть Иисуса полностью подчинилось смерти Бог оживил её.5

Наконец, в информации гностиков можно увидеть следующее «противоречие»: энергия воскресения исходит от Спасителя, а не от Отца. Но воскресение мёртвого тела произошло, когда Сам Спаситель вновь соединился с ним, и в тот же момент произошла вспышка энергии. Для Сына Божьего в момент воскресения было внешним объектом, на который Он воздействовал божественной энергией. Его мёртвое тело по отношению к Своему являлся действующим на него субъектом. Наконец, нам известно, что «Отец, Слово и Дух Святой… суть едино» (1 Ин 7:11), что исповедовали и гностики Вообще в раннехристианских текстах часто происходит «замена» ипостасей Святой Троицы (См., например, 2 Кор 3:17, Гал 4:6, Фил 1:19 и т. д.).

Гностики сообщают удивительные детали, совпадающие с данными исследований Плащаницы: воскресение произошло, когда «тело остыло»… Откуда эти данные? Из раннехристианской традиции, начало которой мог положить только Сам воскресший Спаситель.

Гностики хранили знание о том, что Христос предсказал не только сам факт Своего воскресения, но и описал, как оно произойдёт. В Беседе Спасителя, тексте, повествующем о беседе воскресшего Иисуса с учениками, сообщается: «Разве Я не сказал вам, что подобно... вспышке молнии, Благо будет взято в свет?». (Перевод Русской апокрифической студии. http://tower.vlink.ru). Данные исследований Плащаницы подтверждают истинность этого пророчества Христа.

Процесс воскресения описан и в гностическом Послании к Регину. «Он преобразил Себя в нерушимый Эон (Царство Бога – А. Л.) и вознёсся, поглотив видимое невидимым…». (Перевод Русской апокрифической студии http://tower.vlink.ru). Автор послания сообщает, что в момент воскресения тело Иисуса стало невидимым, и на это же указывают современные исследования Плащаницы. Сам Христос преобразился в Вечный Эон – состояние «проявленного» Бога, который мистиками практически всех религий как вечный Свет. Соответственно, переход тела Христа в потусторонний Свет должно произойти как вспышка божественной энергии.

Гностики знали не только о энергии воскресения, но и о возникшем на Плащанице изображении. Это следует из сообщения Иринея Лионского: «Они называют себя гностиками, имеют частью нарисованные, частью из другого материала изготовленные изображения, говоря, что образ Христа сделан был Пилатом в то время, когда Он жил с людьми. И они украшают их венцами и выставляют вместе с изображениями светских философов, именно с изображением Пифагора, Платона, Аристотеля и прочих, и показывают им другие знаки почтения, также как язычники» (Против ересей, I,15, 6).

Конечно, сам Пилат изготовить образ Мессии не мог – согласно евангелиям, его разговор с Христом был весьма непродолжительным, да и художником он не был. Но осуждение Иисуса на казнь, в некотором смысле, действительно стало причиной возникновения изображения на погребальных пеленах. Поэтому в сообщении об образе Спасителя, полученном каким-то странным способом благодаря прокуратору, мы можем видеть очень искаженное свидетельство того, что первое изображение Иисуса появилось во времена Пилата. Это могла быть Плащаница – Спас Нерукотворный.6

Итак, результаты современных исследований Плащаницы доказывают истинность воскресения Иисуса Христа. В свою очередь, эти результаты находят подтверждение в раннехристианской традиции, содержащей описание процесса воскресения Сына Божьего. Эта традиция отражена как в канонических текстах Нового Завета, так и гностическом предании. Сейчас, благодаря научным исследованиям Плащаницы, происходит возвращение забытого знания первых христиан о воскресении Спасителя. Всё тайное неизбежно становится явным.


Примечания

1. Интересно, что сказали бы сторонники «радиоуглеродного опровержения», если бы результаты экспертиз оказались прямо противоположными? Изображение было бы нарисованным, раны не соответствовали евангельским описаниям, ткань изготовлена в XIV веке, на полотне обнаружили частицы растений, растущих, скажем, только в Скандинавии и т. п. И только радиоуглеродный анализ показал бы, что возраст Плащаницы – две тысячи лет. Вряд ли бы сторонники «радиоуглеродного опровержения» согласились, что такая Плащаница является подлинной. 


Признание истинности даже несомненных доказательств, полученных наукой, всё равно зависит от веры, и не желающий признавать истинность христианства, будет отвергать самые очевидные факты. «...Если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят» (Лк. 17:31).


2. Далее, для краткости, Евангелие от Матфея будет называться Мф, от Луки – Лк, от марка – Мк, и от Иоанна – Ин.


3. Женщин, пришедших к гробнице, согласно Мф, было две, три – согласно Мк, и была только одна из них - Мария Магдалина, согласно Ин. В Лк – сообщается о трёх и «другие с ними». Но все евангелисты сообщают, что первой узнала о воскресении Мария Магдалина.


4. Отсутствие в канонических евангелиях описания самого процесса воскресения породило легенду, компенсирующую этот «недостаток». Она изложена в так называемом Евангелии от Петра. «И когда они (воины – А. Л.) рассказывали, что видели, снова увидели выходящих из гробницы трёх человек, двоих поддерживающих одного, и крест, следующий за ними. И головы двоих достигали неба, а у Того, кого вели за руку, голова была выше неба. И они услышали голос с небес: «Возвестил ли ты усопшим?» И был ответ с креста: «Да». (10:39-42) Совершенно справедливо это фантастическое повествование было отвергнуто Церковью.


5. Эти данные подтверждают пророчество царя Давида: «не дашь Святому Твоему увидеть тление» (Пс 16:10). Интересно, что в традиционном толковании этого псалма считается, что под «святым» подразумевается сам Давид, и в синодальном переводе это слово пишется с маленькой буквы. Но Павел считал, что в псалме речь идет о Мессии (см. Деян 13:35). И действительно, человек, завернутый в Плащаницу, «не увидел тления». Возможно, нетрадиционное толкование псалма, изложенное Павлом, исходит от Самого Спасителя: «Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне… в Псалмах. Тогда отверз им ум к уразумению Писаний» (Лк. 24:44-45). Сам Павел не слышал бесед воскресшего Господа, но знаком с традиции «высших апостолов».


6. Также из слов ересиолога следует, что почитание образа Спасителя возникло в среде гностических христиан ещё в первой половине I века н. э. Сам Ириней ничего не знает о Плащанице и отвергает почитание образа Спасителя как языческий обряд. Интересно, что в данном случае гностическая традиция победила – иконопочитание признано Церковью.

 

автор А.В.Логинов

Просмотров 200    Добавить комментарий  (0)

Смотрите также

 

Поддержите изыскания автора материально!

 

Гадание на рунах

 

Последняя книга Толкина - 240*400

 

Туристические путеводители - 240*400;

Поделитесь с друзьями!