Поддержите изыскания
автора материально!

Александр Логинов ©, 2017
Содержание
  Огненное имя Яхвэ, 2 страница

Достаточно давно в библейской экзегетике выдвинута версия, что полное имя Яхвэ приведено в Исх. 3:14 в искажённом виде. «В настоящем своём виде фраза не имеет смысла.* Однако изначально смысл в ней был и раскрывал значение тетраграммы. Позже фраза подверглась редактированию, поэтому для извлечения исходного смысла необходимо реконструировать её первоначальный вид».[6] В таком искажении исходного варианта ветхозаветного текста не было ничего необычного, в Библии они встречаются многократно, и даже получили особое название – тиккун соферим, «исправления переписчиков». Не является тайной и причина сознательного искажения имени-эпитета Яхвэ. В древности считали, что знание полного, истинного имени божества даёт сверхъестественные возможности, позволяет получить невиданное могущество лишь одним его произнесением. Такие представления, хотя их  можно счесть магическим суеверием, сохранялись в иудаизме довольно долго. «А на Краеугольном камне было высечено Тайное Имя Бога – Шем Гамефораш, [дословно – «имя в подробностях», А. Л.] и каждый, кто знал его тайну, мог делать какие угодно чудеса» (История о повешенном, 3).[7] Невозможно, чтобы адепты Яхвэ, дорожившие святым именем своего божества, доверили бы его любому читателю текста, в том числе и иноверцу.

Табуирование имени Яхвэ прямо провозглашается в Книге Бытия: «Спросил и Иаков, говоря: скажи имя Твоё. И Он сказал: на что ты спрашиваешь об имени Моём? И благословил его там» (Быт. 32:29). Такой  же отказ разгласить имя божества последователей Моисея приводится в Книге Судей: «И сказал Маной ангелу Господню: как тебе имя? Чтобы нам прославить тебя, когда исполнится слово твоё. Ангел Господень сказал ему: что ты спрашиваешь об имени моём? Оно чудно... И сказал Маной жене своей: верно мы умрём, ибо видели мы Бога» (Суд. 13:17-18, 22). Здесь «чудной» ( פִּלְאִיH6383), не только «удивительный», но и «тайный»; secret. Хотя в Суд. 13:17-22 речь идёт об ангеле, он является воплощением самого Яхвэ, и носителем его святого имени. «Вот, Я посылаю пред тобою ангела хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил.  Блюди себя пред лицом его и слушай гласа его; не упорствуй против него, потому что он не простит греха вашего, ибо имя Моё в нём» (Исх. 20-21; также «ангел лица Его спасал их» Ис. 63:9).

В обоих процитированных фрагментах автор задаёт риторический вопрос: «что ты спрашиваешь об имени Моём?», который, по сути, адресует читателям – своим современникам и единоверцам.  Для них сакральное имя Яхвэ, безусловно, казалось ценнейшей религиозной информацией, и автор


 

* Эта «бессмысленность» имени-эпитета Яхвэ послужила основой для его апофатического истолкования, которое основывалось на допущении, что человеческий разум принципиально не может постичь Бога, и все применяемые ко Всевышнему определения будут ограниченными и недостаточными. Сторонники такого истолкования считали, что Яхвэ в Исх. 3:14 специально представился Моисею неопределённо и загадочно, чтобы указать на свою непостижимость для человека. Филон Александрийский: «...Скажи им, что Я есмь Сущий, чтобы, уразумев разницу между сущим и не сущим, они научились и тому, что вообще никакое имя в собственном смысле не приложимо ко Мне, Которому одному пристало быть» (Mos. I, 74-76).

 

намекал, что требовалось особое право на обладание таким знанием, которое, разумеется, принадлежало жрецам. Крайне маловероятно, чтобы они стали бы делиться с непосвящёнными эксклюзивной информацией, поэтому можно уверенно утверждать, что в Исх. 3:14 имя-эпитет Яхвэ  записано неполным или искажённым.

 

С написания Книги Исход прошло много времени, и, кажется, установить настоящее звучание имени-эпитета Яхвэ сейчас уже совершенно невозможно. Однако, к счастью, это не так. Авторы библейских текстов всё-таки «проговаривались» в художественных описаниях своего божества, и, тем самым,  оставили подсказки для желающих разгадать древнюю тайну.

Первая подсказка содержится в той же третьей главе Книги Исход, где Яхвэ говорит о себе «Я есмь Сущий». «Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провёл он стадо далеко в пустыню и пришёл к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнём, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает. Господь увидел, что он идёт смотреть, и воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей! Он сказал: вот я! И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх. 3:1-5).

Чудо с несгорающим кустом получило своё объяснение довольно давно. В природе действительно существует горящее, но не сгорающее растение. Оно широко распространено в Европе и Азии, в том числе, и на Ближнем Востоке; по-русски называется Ясенец белый (по-латыни Dictamnus albus). Это растение выделяет эфирные масла, которые в безветренную погоду и на жарком солнце могут воспламеняться, но при этом растение остаётся невредимым. Такой огонь, разумеется, производил впечатление на свидетелей необычного природного феномена,  но его мог наблюдать любой желающий.Зачем же тогда описывать эффект от перегрева эфирных масел как сверхъестественное явление Бога? Можно допустить религиозную наивность автора Исх, который, из-за отсутствия подлинного мистического опыта принял курьёз природы за чудо. Однако для отождествления Яхвэ с горящим кустом у него была особая причина.

Второй подсказкой является описание явления божества в Книге Судей. «И взял Маной козлёнка и хлебное приношение и вознёс Господу на камне. И сделал Он чудо, которое видели Маной и жена его. Когда пламень стал подниматься от жертвенника к небу, Ангел Господень поднялся в пламени жертвенника. Видя это, Маной и жена его пали лицом на землю. И невидим стал Ангел Господень Маною и жене его. Тогда Маной узнал, что это Ангел Господень. И сказал Маной жене своей: верно мы умрём, ибо видели мы Бога» (Суд. 13:19-22).** В обычном, материальном пламени жертвенника, как и в купине, проявился ангел – персонификация Яхвэ, и как неопалимая купина,  этот ангел, горел, но не сгорал.     

 

Теперь рассмотрим описания Бога Израиля в Книге пророка Иезекииля, которые приводятся в тексте дважды и повторяются почти дословно. «А над сводом, который над головами их, [было] подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нём. И видел я как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние [было] вокруг него. В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом» (Иез. 1:26-28). «И было в шестом году, в шестом [месяце], в пятый день месяца, сидел я в доме моём, и старейшины иудейские сидели перед лицом моим, и низошла на меня там рука Господа Бога. И увидел я: и вот подобие [мужа], как бы огненное, и от чресл его и ниже - огонь, и от чресл его и выше – как бы сияние, как бы свет пламени. И простёр Он как бы руку, и взял меня за волоса головы моей, и поднял меня дух между землёй и небом, и принёс меня в видениях Божиих в Иерусалим...» (Иез. 8:1-3). Как видим, Иезекиильпредставлял Яхвэ как

** Видение Яхвэ как пожирающего пламени считалось смертельно опасным ещё со времён Моисея. «И огня сего ве­ликого да не увижу более, дабы мне не умереть» (Втор. 18:16).

 

потустороннее антропоморфное существо, главной особенностью которого было погружённость в собственное пламя.

В другом знаменитом библейском видении, приведённом в Книге пророка Даниила, Яхвэ уподоблен старцу, сидящему на пылающем троне. «Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нём было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая волна; престол Его – как пламя огня, колёса Его – пылающий огонь. Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги» (Дан. 7:9-10).

ВКниге пророка ДаниилаБог Израиля может не только пребывать в пламени, но и одаривать своих праведных поклонников неуязвимостью к огненной стихии. «Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго, и он повелел разжечь печь в семь раз сильнее, нежели как обыкновенно разжигали её, и самым сильным мужам из войска своего приказал связать Седраха, Мисаха и Авденаго и бросить их в печь, раскалённую огнём. Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своём, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскалённую огнём... Навуходоносор царь изумился, и поспешно встал, и сказал вельможам своим: не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: истинно так, царь! На это он сказал: вот, я вижу четырёх мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвёртого подобен сыну Божию» (Дан. 3:19-21, 91-92).

Отказавшиеся поклоняться золотому тельцу Седрах, Мисах и Авденаго совершенно не пострадали в раскалённой печи. Более того, в ней сверхъестественным образом появился четвёртый персонаж, которого автор текста  уподобил «сыну Божию». Очевидно, что этот «сын Божий» являлся огненным ангелом – воплощением самого Яхвэ (как в Суд. 13:19-22), который свободножил в самом жарком пламени.

 

Итак, у Яхвэ, как и у других божеств того времени, помимо личного краткого имени (Яhу), было и пространное имя-эпитет. Известный нам вариант, который приводится в Книге Исход 3:14 – «есть Тот, Кто есть», очень неясен, но изначально имя-эпитет божества должно было быть понятным для верующих. Причиной искажения имени могло быть только сознательное решение автора скрыть священный эпитет от читателей текста.

Но у нас есть большая часть сакрального имени-эпитета, и его значение известно: «...Выражение אֶהְיֶה אֲשֶׁר אֶהְיֶה вероятнее всего означало "Тот, Который жив"».[8] Что же тогда удалено из имени-эпитета в Исх. 3:14?Возьмём приведённые выше описания Яхвэ и видим, что их всех объединяет – божество описывается, как находящееся, буквально живущее в огне как своей родной стихии.Тогда сакральное имя-эпитет божества должно было содержать упоминание об этом важнейшем свойстве Яхвэ, и оно звучало как «Тот, Который живв огне», или, если выразиться более поэтично – Живущий в пламени. На древнееврейском, если добавить к имени слово «огонь» –  אֵשׁ (эш), получается: אֶהְיֶה אֲשֶׁר אֶהְיֶה בָּאֵשׁ– Эхъйе ашер Эхъйе бэ-эш. Это и есть сакральное полное имя Яхвэ. 

 

 

3 страница

 

 

Просмотров 152    

Поделитесь с друзьями!